Разбираемся с антропофобией, или Как перестать бояться людей

Почему многим людям так трудно обращаться с чем-то к другому человеку, просить его о чем-то? И почему они так сильно беспокоятся о том, что подумают о них родные, соседи, коллеги, друзья и т.д.? Каков механизм возникновения этого явления и как можно с ним справиться?

 

Основная причина подобных страхов, о которой мы сегодня и поговорим, как всегда, уходит корнями в детство. Если родители не готовы быть родителями, заботиться не только о том, чтобы одеть и накормить ребенка, но и о том, чтобы все было в порядке с его душевным самочувствием и его самооценкой, они обычно всеми возможными способами дают ему понять следующее. Что им не до него и что он должен удовлетворять свои потребности сам, а лучше вообще их не иметь (то есть подавлять), чтобы не докучать родителям и не мешать им заниматься своей собственной жизнью. Если же ребенок продолжает лезть к ним со своими вопросами и просьбами, они попросту срывают на нем зло, унижают на словах или даже применяют физические наказания. Такой ребенок начинает жить с ощущением, что он никому не нужен, что он лишний на этом свете и что он постоянно в чем-то виноват (включая тот факт, что он все время раздражает родителей и из-за этого они плохо себя чувствуют). В нем закрепляются низкая самооценка и убежденность в том, что все, что он делает, плохо и что у него никогда ничего не получится, как бы он ни старался. Плюс ко всему у него формируется устойчивое недоверие к людям и к миру.

Далее. Поскольку ребенок один, без родителей, не выживет, он начинает искать способы заслужить родительское внимание и любовь, стараясь стать таким, каким они хотят его видеть. Делать то, что они хотят. Говорить то, что они хотят. Думать так, как они хотят. Вести себя так, как они хотят. Родители становятся для такого ребенка центром вселенной, точкой отсчета, от которой зависит его жизнь. Фактически их фигуры, образ мыслей и образ жизни становятся его «Я», в то время как его истинное «Я» оказывается так и несформированным или сильно подавленным. Несформированными оказываются и его психологические границы, потому как родители их все время нарушают. Поскольку уважительного или хотя бы нейтрального отношения к своим внутренним границам ребенок просто-напросто не знает, он позволяет нарушать их и другим людям, которых по мере его взросления становится в его окружении все больше и больше. Он ищет одобрения этих людей и старается всеми правдами и неправдами его заслужить, поскольку привык быть дезинтегрированным и опираться на других, а не на себя.

Итак, в ситуации, когда взрослому, выросшему из такого ребенка (независимо от того, сколько ему сейчас лет), нужно кого-то о чем-то попросить, он автоматически начинает чувствовать угрозу отвержения, а значит, и угрозу жизни. В нем автоматически включается заложенный ему родителями в детстве интроект, то есть убеждение-аксиома: ты плохой, твои желания и потребности никого не интересуют (да и доверять никому нельзя: унизят, обманут, оберут, растопчут), и если ты не можешь удовлетворить их сам, то ты глупый, никчемный и достоин всякого порицания и отвержения. Поэтому такой ребенок внутренне изо всех сил сопротивляется необходимости оказаться в положении просящего. Для него это стресс, причем настолько сильный, что ощущается им чуть ли не на уровне катастрофы мирового масштаба.

Если мы являемся одним из тех взрослых, который рос и формировался в таких условиях, есть ли для нас какой-либо выход? Есть! Но этот выход не откроется по щучьему велению. Тут придется хорошенько потрудиться.

Как именно? Только через возвращение к себе – через самоисследование, через распознавание своих потребностей и желаний (и отделению их от чужих) и постепенному научению их удовлетворения.

Два главных инструмента в этом пути – нахождение «здесь и сейчас» и работа с ощущениями тела.

Нахождение «здесь и сейчас» подразумевает умение концентрироваться в один конкретный момент на одной конкретной задаче.

Когда мы не переносимся в прошлое, не идем послушно на поводу у голосов родителей, которые продолжают звучать в нашей голове независимо от того, сколько нам лет и живы ли сами родители (то, что они заложили в нас детстве, держит нас мертвой хваткой и легко переживает их самих), и не уносимся мыслями в будущее. Не запугиваем себя, представляя самые ужасающие картины последствий, если мы сделаем то-то и то-то. И не строим из себя «бравых парней», которым море по колено, которым ничего не стоит горы свернуть или которым стоит только пошевелить пальцем, как все тут же само собой устроится так, как им надо. Нет.

Следует притормаживать привычные нам автоматические реакции на то или иное событие и иметь в виду, осознавать и реагировать только на то, что происходит прямо здесь и сейчас. А именно: на то, что мы видим; на то, что мы слышим; на то, что мы чувствуем. И, главное, никак это не интерпретируя и не навешивая на это привычные нам ярлыки. Делаем вид, что мы инопланетяне, которые впервые в жизни с этим сталкиваются и стараются составить максимально объективную картину происходящего. И только после того, как мы таким уберем свои автоматизмы и постараемся взглянуть на ситуацию насколько это возможно непредвзято, отстраненно (судить о том, что напрямую нас не касается гораздо проще), оценить все плюсы и минусы, взвесить все за и против, мы можем принимать решение о том, что делать и как реагировать.

Теперь что касается второго инструмента – работы с ощущениями тела. Этот инструмент не менее важен. Потихонечку, по мере того, как мы будем овладевать им, он начнет помогать нам распознавать свои ощущения, интегрироваться с самими собой, более-менее адекватно ориентироваться в происходящем и жить «здесь и сейчас» (то есть помогать нам работать с первым инструментом). За счет чего это будет происходить? Дело в том, что наш мозг за все наши прожитые годы наловчился мастерски обманывать нас и подстраиваться под других: помним, что нас с детства приучили обслуживать интересы родителей и других значимых людей, игнорируя и вытесняя собственные. Тело на это неспособно. Оно всегда говорит нам правду, как бы мы ни старались закрывать на эту правду глаза. Поэтому наша задача при работе с телом – научиться эту правду видеть. А для этого необходимо сделать следующее.

  • Сначала учимся замечать, в какой части тела прямо здесь и сейчас мы испытываем какой-то дискомфорт, зажимы, напряжение и пр. Поскольку именно эти неприятные ощущения сигнализируют нам о том, что что-то идет не так и что мы в чем-то противоречим сами себе.
  • Потом стараемся опознать эти ощущения, дать им определение, название. Если сначала это будет сложно, Интернет нам в помощь: там содержится много информации о том, какие чувства какими телесными и эмоциональными проявлениями сопровождаются.
  • Далее проживаем свои неприятные ощущения – настолько, насколько хватит сил и мужества (со временем этих сил и мужества будет становиться все больше). Наша привычная стратегия, когда мы сталкиваемся с чем-то тяжелым для себя, – убежать от этого или сделать вид либо убедить себя в том, что все хорошо (то есть рационализировать происходящее, найти для него оправдание, чтобы не вступать в конфронтацию и не причинять себе этим боль и неудобства). Теперь стараемся этого не делать, а побыть с неприятными ощущениями лицом к лицу какое-то время. Конечно, это страшно. Нам может казаться, что наше сердце не выдержит и разорвется от ужаса. Хорошая новость в том, что не разорвется. Напротив, через какое-то время (у каждого оно будет своим) мы увидим «свет в конце тоннеля», и ужас начнет слабеть, тускнеть, а потом и исчезнет совсем. А ему на смену придет ощущение облегчения и освобождения. Главное – перетерпеть и дождаться этого.
  • Параллельно задаем себе вопросы такого типа: «Когда у меня колет/сжимается/давит и т.д. (нужно вставить свое ощущение), то это колет/сжимается/давит как что? На что это похоже? Что я хочу с этим сделать?» Дальше мысленно или на самом деле, если такая возможность есть, делаем это. И продолжаем отслеживать свои ощущения – что с ними происходит, как они меняются, что с ними хочется сделать сейчас. И так до тех пор, пока у нас на душе и в теле не прояснится и мы не почувствуем облегчение…

Да, эта работа очень болезненная. Да, эта работа очень сложная и кропотливая. Да, на нее уйдет много времени. Да, она потребует большого напряжения сил и большого мужества, потому что придется преодолевать множество страхов, которые закладывались с самого его рождения. Но это та самая работа, которая вернет нашу жизнь нам самим и изменит ее к лучшему.

 

Курс по работе над страхами: http://panovaolga.ru/2017/02/13/videokurs/

Присоединяйтесь ко мне в социальных сетях

Добавить комментарий